Маска, я тебя знаю

Выдержки из статьи психиатра Владимира Князева

У психиатров и психотерапевтов есть все основания утверждать, что от 30 до 50% больных, обращающихся с соматическими проблемами в рядовые (непсихиатрические) лечебные заведения - это те, кто в основе своего страдания имеют нераспознанную душевную патологию. О, нет, они - не сумасшедшие. Это про них докторские вердикты: "Наверное, съели что-нибудь несвежее", "Остеохондроз обострился", "ОРЗ надобно полечить аспиринчиком" и т.п. Я уж не говорю о классическом: "Это у Вас нервное, попейте валерьянки". Вот и ходят - неделями, месяцами, годами - из кабинета в кабинет сотни, тысячи страдальцев, искренне верящих в исключительные диагностические способности сидящих там докторов. Диагнозов - масса, обследований и анализов - миллион, лекарств проглочено - уйма, а толку - пшик! Почему так происходит?  Дело в том, что существует огромное количество пациентов, как бы заблудившихся в обычной поликлинике по причине того, что многие врачи переоценивают имеющиеся у них телесные (соматические) недуги и жалобы. У психиатров и психотерапевтов есть все основания утверждать, что от 30 до 50% больных, обращающихся с соматическими проблемами в рядовые (непсихиатрические) лечебные заведения - это те, кто в основе своего страдания имеют нераспознанную душевную патологию. О, нет, они - не сумасшедшие, их беда - так называемые психосоматические дисфункции. Наиболее часто в этой группе пациентов встречаются люди со скрытой, маскированной депрессией.  К сожалению, число депрессивных состояний невротического круга заметно растет год от года. Депрессия становится самой популярной формой реакции человека, поставленного в условия житейского цейтнота: когда надо практически мгновенно осмыслить определенную ситуацию в аспекте бытия и существования (то самое знаменитое Гамлетовское "Быть или не быть"). В качестве своеобразной первой линии обороны организма, попавшего в стрессовую или даже малоопасную ситуацию, выступает психофизиологический процесс, именуемый "психовегетативный синдром": когда то или иное напряжение возникает в самых различных органах и системах человека. Вот об этом сейчас и пойдет мой рассказ. Замаскированная тревога, эмоциональное перенапряжение, загнанный в глубины Бессознательного страх ложатся в основу множества болезненных ощущений и расстройств.  Затаенные, не отреагированные эмоции становятся причиной внезапных психосоматических катастроф - от гипертонического криза до инфаркта миокарда или прободения язвы желудка. Довольно часто маской депрессии (кстати, это характерно преимущественно для юношеского и... пожилого возраста) бывает открытая враждебность, направленная на внешний мир. Постоянное напряжение эмоций (аффект) может заметно смягчиться у таких людей лишь тогда, когда они причиняют страдание другим: в эти несколько мгновений человек "чувствует себя могущественным и перестает ощущать стальные шпоры оседлавшего его страха" (Стендаль).  Внутренняя проблемность может проявляться в подобных случаях вызывающим и оскорбительным для окружения такого человека поведением, вплоть до провокации драки. Весьма нередки случаи, когда маской депрессии становится повышенная трудовая или общественная активность, возрастающая из-за утраты былой уверенности в своих силах, а также суетливость и непоседливость (вспомните похождения героев Е.Евстигнеева и Ю.Никулина в рязановской комедии "Старики-разбойники"). Эти эмоционально нестабильные пациенты спешат заняться любым срочным делом, чтобы "убежать" в хлопоты и в них забыться, уйти от своих болезненных представлений и ощущений.  Одной из масок депрессии может стать попытка найти в иронии или юмористическом сарказме, в повышенной веселости и браваде своеобразное спасение от гнетущей тоски и страха. Ну, прямо как в известной восточной притче: - О, падишах! Твои подданные горько плачут, узнав, что ты повысил налоги. - Ах, так? Увеличьте налоги втрое! - ...О, повелитель! Теперь твой народ смеется и пляшет. - Что ж, это значит, что у них действительно нет денег. Иногда возникают и вовсе парадоксальные ситуации, когда в человеке сочетаются тяжелые душевные переживания и ...повышенная сексуальная активность. Так, в кардиологических стационарах нередки случаи, когда находящихся там на обследовании или лечении "сердечников-инфарктников" выписывают из отделения за непристойные посягательства на девичью честь юных медсестричек и зрелых докториц. Дело в том, что активная сексуальная жизнь становится для таких пациентов чуть ли не единственной возможностью уйти хоть на время от своих страхов инвалидности или скорой смерти. Депрессивные состояния могут проявляться, как ни странно, повышенным аппетитом или жаждой - вплоть до обжорства или поглощения огромного количества воды. Такие люди, охваченные гнетущей тоской и отчаянием, в приступах тревожной депрессии уминают килограммы хлеба, булочек, пирожных, шоколада - незаметно для себя, но ощутимо для бюджета и зримо для их близких и родных. Кстати, скрываемое злоупотребление крепчайшим чаем, кофе - это тоже весьма вероятный признак маскируемой депрессии, особенно у людей с той или иной сердечной патологией (механизм такой тяги заключается в антидепрессивном эффекте психостимуляторов, того же крепкого чая или кофе. - прим. Я.Ф.). Очень четким индикатором тяжести эмоционального стресса может быть число выкуриваемых за сутки сигарет: беспрерывное курение, когда охваченный тревогой человек тут же прикуривает одну "Магну" от высосанной до фильтра другой - определяется как простейший "народный" способ успокоиться, разрядить аффект. Аналогично можно трактовать и пристрастие к спиртному, когда пьют уже не столько от избытка телесных и душевных сил ("молод, весел и красив"), сколько по причине хандры, томления и скуки. Между прочим, еще классик русской литературы Салтыков-Щедрин подметил, что "при известных условиях жизни запой должен быть рассматриваем не столько с точки зрения порочности воли, сколько в смысле неудержимой потребности огорченной души". Кстати, весьма вероятно, что алкогольные самоубийства обусловлены именно замаскированным депрессивным состоянием погибшего человека. Между прочим, психиатры вполне справедливо полагают, что привычка по поводу и без повода глушить боль (внешне - "телесную") при внезапно разыгравшихся остеохондрозе, артрите, мигрени разного рода "Упса" и "Колдрексами" - тоже из ряда попыток страдающей личности самостоятельно излечить неосознаваемую ею, маскированную, депрессию. Решающее значение для точной диагностики аффективной природы телесного заболевания может приобретать суточное колебание общего самочувствия и жизненного тонуса пациента. Их явная связь с временем, с той или иной психотравмирующей ситуацией или конкретным человеком - все это те штрихи, которые позволяют грамотному врачу задуматься о маскированной депрессии. В пользу последней может свидетельствовать и многолетняя длительность соматической болезни - но без тех изменений "пораженного" органа, которые должны были бы появиться по всем законам классической медицины и патологической физиологии. Довольно точно определяемый самим пациентом день и чуть ли не час начала очередной фазы приступа и слишком быстрый ("как пробка из воды") выход из него - это тоже плюс в пользу депрессивной природы его телесных страданий. Диагностика маскированной депрессии чрезвычайно трудна, хотя и неимоверно интересна. Между прочим, огромным подспорьем в этом нелегком для врача деле может стать... полная безуспешность многочисленных и повторных курсов лечения несуществующего на деле соматического заболевания (иногда на фоне проводимой "телесной" терапии состояние пациента вообще резко ухудшается). Бесконечные визиты к гомеопатам, народным целителям, магам и кудесникам - все это информация для вдумчивого доктора, подталкивающая его к мысли о психогенной причине болезни. Окончательно говорить о маскированной депрессии можно тогда, когда назначение специфических психотропных препаратов вызывает скорое и надежное выздоровление некогда хронического больного".  ...Я очень недружелюбно воспринимаю узкую квалификацию некоторых моих коллег - врачей соматического профиля. Да, они прекрасные профессионалы своего дела, способные вершить чудеса хирургической техники, диагностики и прочей акупунктуры конкретного органа. Но ведь приходит к ним не кровоточащая язва двенадцатиперстной кишки и не разрушенный межпозвонковый хрящ; в кабинет врача со своей болью входит человек - одушевленное и думающее существо. Стало быть, прежде чем принять решение о конкретной манипуляции на пораженном органе, весьма справедливо будет, если и врач, и его пациент обратятся к душе - не в философском или религиозном аспекте, но - применительно к психологической составляющей страдающей личности. Быть может, именно ее  нераспознанная прежде проблемность и стала причиной болезни?

Дать точный ответ на это вопрос и способен врач-психиатр или психотерапевт.

Стоимость услуги

Прайс-лист