Кризис материнства

Оксана Дубовенко Статья из журнала "Консерватор" (Москва) 07.03.2003

Рефлексирующий - думающий и сомневающийся - родитель неизбежно поступается своим авторитетом. И это замечательно. Потому что безупречная мать невыносима для ребенка, а совершенного отца можно увидеть разве что в ночном кошмаре. К счастью для наших детей, мы плохие родители. Значит, нас ждет впереди большая интересная жизнь.

Ребенок на входе и выходе

Если покопаться поглубже, то даже в самом целеустремленном, настойчивом человеке можно найти копилку, куда он складывает свои неосуществленные мечты. Они копятся там с самого раннего детства. Время от времени любой из нас бережно открывает этот сундучок, аккуратно перебирая ровные стопочки. Вот они, те самые гольфы с помпонами и жабо на шею. У половины детей в садике были такие. У меня - никогда. Это платье с вышитой коровой на подоле было надето один раз в конце лета, а на следующий год осталось только воспоминание о шикарном выходе. Вот коньки, белые "снегурки", они должны были быть в комплекте с бабушкой, чтобы водить на каток. А это весь класс с гримасой отвращения после уроков остается на хор, и только ты можешь идти домой, так как единственная из всех не ходишь в музыкальную школу... Тянешь за нитку - клубочек разматывается. Становится и сладко, и горько, жалко себя. Как с не купленной обновкой: представлял себя в ней, хотел так долго, что мысленно сносил и дал ей отставку, но в памяти она осталась как настоящая и даже потверже.

И вот наступает момент, когда кажется, что все можно вернуть. Разобрать вещи в сундуке, отреставрировать и надеть. Возникает желание отдать своему ребенку все, о чем сам мечтал и чего был лишен. Желания-то заветные, поэтому самые-самые. И вот ты начинаешь метаться в поисках белых гольфов, красных лакированных туфель (помните негритянскую девочку из "Родной речи" за третий класс, которой советские моряки купили туфельки) и кукольной коляски. Это только начало. Дальше идет в геометрической прогрессии: музыка, танцы, языки, походы, теннис, горные лыжи, профессиональный хоккей. А впереди маячат шахматная и морская школа, станция юннатов, кружок юного скульптора, занятия бисероплетением... Как бы все это впихнуть в недельный распорядок. А может, детям все это не нужно? Когда мы отдаем ребенку свои мечты, мы все равно ждем от него какого-то запрограммированного результата. И вот уже с бабушкиной антресоли извлечено платье с коровой, постирано и отглажено. Оно ведь совсем неношеное, так, полежало лет двадцать пять, и даже в духе модных тенденций последних коллекций. Ребенок с восторгом в него облачился и носит не снимая. Но это платье все равно старое. И лишь вызывает вежливое восхищение окружающих: "Ах, какое у тебя было красивое платье". О результате мы знаем, исходя из нашего жизненного опыта, обусловленного обстоятельствами нашей жизни. Когда мы ждем от ребенка конкретных результатов (умений, навыков или даже просто способностей к чему-то), мы уже пытаемся за него выбирать будущее. Но свои возможности и перспективы ребенок определяет сам. И родителю просто необходимо смириться с мыслью, что для этого другого поколения он - "уходящая натура". Да, помогать, заботиться, поощрять, способствовать, обеспечивать, направлять, поддерживать. Но уметь вовремя устраниться. Хорошо, когда у ребенка, подростка, молодого человека хватает характера настоять на своем, переломить родительское решение и выбрать только свой путь. А сколько уже взрослых, когда-то послушных и правильных детей, живут с чувством вины перед своими родителями за то, что не оправдали возложенных на них надежд, а стали тем, чем стали. Очень важно вовремя перерезать психологическую пуповину, а иначе жизнь и детей, и родителей может превратиться в каторгу.

Родители постоянно несут на себе груз двойной ответственности, ведь им надо за всех подумать, а дети тратят себя на то, мимо чего запросто можно было бы пройти не задержавшись. Одна моя знакомая, давно взрослая дама-профессор полгода живет в непередаваемом ужасе перед перспективой совместного отдыха с мамой, а другие полгода в состоянии глубокой депрессии после этого самого замечательного отдыха в заповедных местах в компании с интересными людьми. По утрам она просыпается от телефонных звонков: "Ты выглядишь чудовищно. Ты совершенно не занимаешься собой. Тебе нужно срочно худеть. Я знаю, что тебе делать. Пей добавки". - "Мама, я не хочу их пить". - "Вот все у тебя в жизни наперекосяк, потому что ты не хочешь меня слушать". Многие знакомые этой дамы не понимают, почему она не может найти общего языка с такой блистательной интересной женщиной, которой ей посчастливилось быть ближайшей родней.

Да, родители детям должны все, но дети родителям - очень немногое. Потому что все свое они отдадут своим детям.

Нам приходится заново учиться летать

Корреспондент "Консерватора" обратилась к нескольким мамам и задала им одинаковые вопросы:

Бывают ли в вашем общении с ребенком ситуации, когда вы выходите из себя? В каких случаях вы чувствуете свое бессилие, педагогическую несостоятельность? Как вы справляетесь со своими родительскими проблемами?

Елена НЕВЕЖИНА, театральный режиссер, мама двухлетней Ани: Из себя не выхожу никогда, и тупиковых ситуаций не бывает. Я же понимаю, что при общении с ребенком сталкиваешься с другой планетой, где все по-другому. Мы сами когда-то на ней жили. Пытаюсь разгадать зашифрованные коды. Главное, все время помнить про различия в психофизике у взрослых и детей. В детстве ведь все умели летать, а потом выросли и забыли. Теперь приходится учиться летать заново. Мы детей воспринимаем как маленьких взрослых, соответственно общаемся с ними. А они другие. В книге Эрика Бьорна "Введение в психиатрию для непосвященных" какие-то вещи в главе о детской психологии стали для меня открытием. Там есть такой пример. Одна мама запретила дочке трогать пепельницу. Пепельница была из прозрачного голубого стекла. И девочка решила, что мама запрещает ей трогать предметы голубого цвета. Когда в следующий раз мама прикрикнула на девочку, трогавшую зеленую пепельницу, та была сильно обескуражена тем, что и зеленые вещи нельзя брать. И лишь на третий раз эта мама поняла, что что-то неправильно объяснила. У них же совсем другая система координат.

Ксения ЛАРИНА, радиожурналист, мама восьмилетнего Олега: Из себя выхожу, особенно когда назло не слушает, что я ему говорю. Слышит, но не реагирует, потому что занят своими делами. Играет. Стараюсь сдерживаться, но не всегда получается. Иногда действую угрозами, иногда обещаниями: сделаешь то-то - лишний раз поиграешь в компьютер, посмотришь мультфильм. Когда выхожу из себя, мне становится стыдно уже через три секунды. И я потом никогда не стесняюсь попросить прощения, и Олег меня понимает. Мы друзья. Конечно, он меня жалеет, когда я такая, но и сам очень переживает.

Татьяна РЕВЗИНА, директор театра "У Никитских ворот", мама семилетнего Сени: Таких ситуаций, когда бы я выходила из себя, не бывает. Я держу себя в руках. Мы обходимся без истерик. Я почти всегда могу его вразумить, настоять на своем. Не всегда, конечно, но почти всегда. Как это делаю? Объясняю ему все как взрослому. Он понимает с первого раза. Например, ему стоматолог один раз объяснил, зачем нужно чистить зубы, и он об этом все время помнит. Сеня во всем осторожный и аккуратный, особенно в том, что касается здоровья. Он запомнил, как доктор ему сказал, что нельзя сладкое и кока-колу. И теперь, когда я ее иногда даю, а Сене страшно хочется, он мне напоминает: "Ты разве забыла, что доктор запретил, но если ты разрешаешь один глоточек, я с удовольствием". Когда совсем уж упрямство, то я сразу же стараюсь его переключать на что-то другое, говорю что-нибудь вроде: "Ой, я совсем забыла тебе сказать, сегодня в театре... " И если он возвращается к исходному, то это уже другой градус. Но мы с ним все время в контакте. Он постоянно в игре, но это взрослые заботы, он играет в театр, ставит спектакли, делает декорации, он со своим отцом Марком Розовским пишет сценарии. И все время рвется помогать по-настоящему. "Ну когда же папа уедет в командировку, а мы вместе будем писать музыку к спектаклю по Михоэлсу... " Я боюсь других проблем, тех, которые начнутся в коллективе. Сеня лидер, моралист, кому будет приятно, если вдруг кто-то из сверстников начинает постоянно учить, делать замечания. Мы психологически готовим его к школе, но как будет на практике, покажет время.

Олеся ПОТАШИНСКАЯ, актриса, мама Дуни двух с половиной лет: Из себя выхожу, когда не слушается, когда капризничает, не понимает, не хочет, когда сама не понимаю, что нужно сделать, чтобы это прекратить. Именно во всех этих ситуациях и начинаю чувствовать свое бессилие. Начинаю говорить себе, что я плохая мать, что ничему не могу научить, ничем не могу помочь своему ребенку. Хотя зачастую это специфическая реакция именно на меня, с другими людьми Дуня ведет себя очень хорошо и только с мамой устраивает такие концерты. Это не может быть моей собственной проблемой, поскольку проблема такая есть у всех. Единственное лекарство - любовь матери, и ребенок чаще всего просто реагирует на недостаток внимания. Я как личную неудачу переживаю то, что Дуня до сих пор засыпает с кефиром или спит в памперсах, что вот уже третью неделю не могу собраться и сдать анализ, так как для этого нужны три стеклянные баночки. Но сдам обязательно. И с бутылочкой, и с памперсами все рассосется. Мы ведь растем вместе.

Инга ИЛЬМ, актриса, мама шестилетнего сына: Бывает, что и выхожу из себя, когда приходится по многу раз повторять одно и тоже, а сын делает вид, что не слышит. Я чувствую свое бессилие, когда понимаю, что не могу переделать жизнь. Например, когда сын просит сделать лето, я могу с ним полететь на три дня к морю купаться и загорать. А когда он просит сделать так, чтобы никогда не взрослеть, не стариться и не умирать... Тогда бессилие. Иногда срываюсь. Но я же понимаю, что это все от недостатка времени, от того, что ребенку не хватает внимания... Вот когда с ребенком устанавливается очень тесный эмоциональный контакт, раздражения не бывает...

Стоимость услуги

Прайс-лист